karelia.jpgkolumbia.jpgpooserie.jpgsahara.jpgsayany.jpgudombaj.jpg

Долгожданный ретрит на Оке

День отъезда
 
Я дожила до этого дня, хотя и не без потерь. Перед самой поездкой я простыла, и насморк немного мешал мне и на занятиях по вниманию накануне, и ночью, и с утра. Короче, уговаривал не ехать, но меня не так-то легко сбить с цели.
Место встречи, по иронии судьбы, было назначено на метро «Коломенская». Ещё совсем недавно я была здесь, и не смотря на то, что тогда мне было тяжело, я ассоциирую все равно это место с позитивными вибрациями. Это одно из немногих мест Силы на территории Москвы, что само по себе редкость для мегаполиса. Как это символично для меня – дорога к месту ретрита проходит через Коломенское, мимо аэропорта «Домодедово»… и только Сила знает, что каждый из нас будет прорабатывать в себе на практиках.
Без десяти семь вечера я вышла из перехода в город. Оглядевшись на знакомой местности, я поняла, что мне нужно перейти на другую сторону улицы по подземному переходу. Перейдя на другую сторону улицы, я присела на лавку на остановке. Временами в памяти всплывали отрывки моих приключений в этих местах. Я вглядывалась в людей на остановке. Москва как всегда пестрила самой разношёрстной публикой. Так я сидела, копошась в своих роившихся мыслях и ассоциациях, которые эти самые мысли вызывали.
Время прошло, и я увидела, как мне навстречу идут наши ребята. Лариса махала мне рукой. Мы поздоровались, и она сказала, что на соседней остановке тоже были наши. Они подтянулись, видимо, незаметно для меня, пока я с пристрастием индульгировала в своей свалке мыслей. Наши компании объединились. Я обнаружила, что были и незнакомые люди. Ещё один иностранец, светловолосый парень, какие-то девушки… и Маша! Маша стала мне близка за время занятий по вниманию. Наверное, сблизило нас именно то, что она тоже Рак по знаку зодиака.
Народ собирался быстро, и к восьми на назначенном месте были уже почти все, кто должен был, только задерживался один из организаторов. Я ему набрала и сказала, что все уже на месте, а он ответил, что скоро будет и предупредил, что гаишники охотятся на неправильно припаркованных. Ничего не оставалось делать, как ждать его.
Время не прошло в спокойствии. Тем, кто приехал на своих машинах, взбрело в голову включить аварийный сигнал, чтобы «легально» стоять на не предназначенных для парковки местах, и как предупреждал опаздывающий организатор, напротив этой гирлянды из машин остановилась полицейская машина. Она напоминала акулу, выжидающую свою добычу. В этот момент все поняли, что лучше было не включать иллюминацию, а просто оставить машины. Сигнал давал полицейским надежду на то, что скоро кто-то подойдёт к одной из машин, и его можно будет оштрафовать. К этому моменту от начального времени сбора прошло уже прилично времени, и последний опоздавший как раз успел к самому интересному. Он проехал мимо вереницы наших машин и припарковался в ближайшем дворе, а к нам пришёл пешком.
Одна из участниц встречи использовала частоту Ульгень на полицейских, и действительно, они тут же собрались уезжать. Перед этим в свою машину села и выехала другая участница. В какой-то момент некоторым показалось, что полиция увязалась именно за ней, но, как позже выяснилось, они уехали в другую сторону. В итоге, перезвонившись друг с другом, мы распределились по машинам. Жаль было только, что мы могли бы уже приехать на место и ставить палатки, а мы даже еду не закупили в магазинах! Мне казалось, что что-то идет не так, разум подкидывал идеи о не правильном процессе, о наказании и возмездии и прочее, мол, Сила не хочет. На самом деле сопротивление перед процессом указывает на самый позитивный результат, проверяется твердость намерения, способность действовать, когда что-то идет не по ожидаемому сценарию. Это тоже практика.
Какое-то время ушло на затаривание в магазине. Я порывалась пойти в магазин, чтобы проконтролировать, что покупается. Я отследила, что мне так хочется контролировать, чтобы было «как всегда». Я чувствовала, что если упущу этот момент, то рискую остаться без еды, но что-то мне подсказывало, что это беспокойство – ерунда, и невозможность контроля сейчас меня не особо пугала. Полтора дня на минимуме еды я в силах протянуть, говорила я себе,  в надежде, что практики и само место дадут силы для того, чтобы держаться на ногах.
Прошло ещё с полчаса. Когда продукты были закуплены и погружены в машину, мы стройной колонной из четырёх машин, выдвинулись по трассе М4 (Дон). Дорога была длинная. Мы быстро доехали до развилки на Белые Столбы, но после нее, дорога выдалась нервная. Часть машин отстала от нас, часть ушла вперёд, а виной всему платный участок трассы, который собрал пробку невероятных размеров. Мы стояли в очереди на проезд через шлагбаум очень долго.
Когда наконец нас пропустили через шлагбаум, мы проехали пробочный участок, но и тут всё было не по маслу. Ребята остановились. Мы потеряли из виду две машины. Одна машина уехала дальше нас, а другая из-за того, что водитель не опытный, ехала медленно и сильно отстала. Пока со всеми созвонились и выяснили, кто, где и когда нужно встречаться, прошло ещё полчаса. На часах было начало двенадцатого…
Мы выдвинулись и ехали, и ехали, и ехали по дороге очень долго, пока, наконец, не свернули куда-то направо. Главная, она же хорошая, дорога закончилась и началась просёлочная, с ямами, а тут еще и туман. Густой туман – такой, что ничего не было видно на половину вытянутой руки от глаз! Наш водитель ехал почти на ощупь на минимальной скорости, стараясь объехать большие выбоины в асфальте и не съехать при этом с дороги в кювет. Одна из нас заметила, что он поклонился туману, когда мы въезжали в него. Я этого не увидела. Зато я имела некоторые представления о тумане и его свойствах. В голове завертелся ворох мыслей на тему, что мы можем въехать в него, а там окажется портал, и мы выедем неизвестно где и неизвестно, в какое время… как же тогда всё, что я намеревала? В общем, вылез животный, рептилоидный страх и опять беспокойство о себе. Наш водитель рассказывал про туман немного другое. Он не отрицал такую версию с порталами, потому что это чистая правда. Он расширил мои познания о тумане и добавил информацию, из которой следовало, что туман – это так же очень хороший знак.
- Смотрите, мы с вами въезжаем в другой мир, и вернёмся оттуда уже совсем другими.
В этот момент меня сильно замутило. Я думала, что вот-вот попрошу остановить машину, но мысль идти тошниться в такой густой туман наводила на меня ещё больший ужас. Я вцепилась в переднее сидение, и держала себя волевым усилием изо всех сил, потому что понимала: это сдвиг точки сборки. Вот она, встреча с неизвестным, которая не состоялась у меня в Карелии в этом году. Преодолев страх, я собралась и уже спокойнее ехала, а тут как раз и туман закончился, и началась дорога, которая вела в деревню Макаровка – рядом с ней место нашего назначения.
На меня снова накатило ощущение, что начни я практиковать несколькими годами раньше, добилась бы своего гораздо быстрее. Я выразилась тогда, не совсем точно, сказав, что с удовольствием отправилась бы назад, чтобы что-то изменить, но наш водитель, очевидно, не совсем понял меня и сказал, что будь всё иначе, я бы уже давно была замужем и думала о том, чтобы мой муж реже меня бил или меньше пил. Наверное, всё идёт так, как должно идти, даже, несмотря на то, что кажется, что столько времени упущено. Всему свое время.
Оставалось проехать совсем немного. Дорога была всё такая же разбитая, но отсутствие тумана делало путь легче. Мы снова остановились на какое-то время, потому что некоторым машинам с низкой посадкой было сложно проехать по такой дороге. После небольшой паузы, мы продолжили движение к цели и уже через двадцать минут прибыли на место.
 
Ночь в другом мире
 
Я вышла из машины, и моё внимание с подачи Маши устремилось на небо. Тёмное и невероятно звёздное. Мы находились как раз под Млечным путём. Такое же небо в Карелии меня бы не удивило, потому что логично предположить: едешь долго, далеко от Москвы и от любого крупного города и как бы, само собой разумеется, что небо в таких местах и должно быть чистым и звёздным. Звёзд было не счесть, и меня поразило, что всего в сотне с хвостиком километров от Москвы можно увидеть такое небо. Оно было так близко!
Мы сменили свои городские прикиды на более подходящие для этих мест и практик, и двинулись вглубь леса. Первым делом нужно было ставить палатки, чтобы провести первую практику, а после немного поспать. Разведённый костёр мало спасал, и пришлось пользоваться фонарями и маленькими фонариками, чтобы собрать палатки. Поскольку я этого делать не умела, помогала тем, что светила фонарём и держала колышки, чтобы они не потерялись в ночной темноте.
Я ушла практиковать в палатку с незнакомым парнем, его звали Лёня. Практики парные, желательно было выбрать пару другого пола. Как сказали инструктора, это условие не связано с эротическим контекстом. Такой подход необходим был для того, чтобы сделать практику, объединив мужскую и женскую энергии, с максимальным эффектом. Все уже выбрали к этому времени свои пары для практик. Кто-то ушел в свои палатки, кто-то в машины.
Мы зашли в палатку и сели спинами друг к другу, поджав под себя колени, как сказали инструктора. В первую же минуту у меня сильно закружилась голова. Я не понимала сначала, что происходит. Уже в следующий миг пришло осознание, что это сдвиг точки сборки. Я начала прилагать усилия, чтобы удержать её. Пыталась бороться и фиксироваться в обычном состоянии. Пыталась закрывать глаза, чтобы голова кружилась меньше, но она начинала кружиться ещё сильнее, вплоть до появления явных признаков тошноты. Тело забила дрожь. Выскочить из палатки и побежать в кусты – не проблема. Проблема, как, несмотря на это состояние не бросать практику, и именно это мне было нужно, на это я делала упор. Держаться, несмотря на все неприятные ощущения. Я вспомнила так же, что путь трансформации себя тяжёл и неприятен, и видимо это были те самые тяжести и неприятности, но всё же они составляли процесс работы, который так не хотелось прерывать!
Мои упорство и терпение были вознаграждены в момент, когда я себя пересилила. Я уставилась в темноту, в сторону стенки палатки. Внезапно всполохнула яркая линия, словно линия горизонта, разделяющая небо и землю. Я начала видеть с открытыми глазами в кромешной тьме! Я начала видеть разные миры, холмистую местность ночью, незнакомые образы. Я не ставила задачи увидеть что-то конкретное по запросу, потому что присутствовал страх увидеть что-то «не то», что не будет соответствовать моим ожиданиям, поэтому наслаждалась общими картинками того, что приходило в этот момент. Мы просидели так часа два. За это время Лёня ненадолго отлучался из палатки, а потом снова вернулся. Я не чувствовала дискомфорта в ногах несмотря на неудобное положение в течении долгого времени. Интерес перебивал всё! Время от времени кто-то охапками швырял листья на палатку. Прицельно так, прям будто рукой. Ветра не было. Раза три сработала сигнализация у машины. Мне это показалось еще более странным. Если к машине пошёл владелец, то он бы выключил сигнализацию, прежде чем трогать машину. Крыс здесь нет, как в городе, собак и кошек вроде тоже. Населённые пункты находятся прилично от места нашего лагеря. У меня закралось подозрение, что это были сущности ночи, т.е. неорганика, существа, живущие параллельно с нами. Уж больно неестественно «падали» листья на палатку и машина вряд ли сошла с ума в безветренную и бездождливую ночь на поле, чтобы то и дело сигналить просто так.
Мы просидели до рассвета, до самого момента, когда через стенку палатки начал пробиваться утренний свет. Костёр поддерживали гостьи Стаса, одного из инструкторов. Я выползла из палатки и спросила у Жени, девушки, которая следила за костром, который час. Она ответила, что восемь утра. Поспать было нужно. Впереди новая ночная практика. Я направилась в свою палатку. Там уже спала Лариса. Осторожно пробравшись внутрь, чтобы не разбудить её, я запаковалась в спальник, который любезно предоставил мне Дима, другой инструктор, и отрубилась до полудня, несмотря на неровный «пол» в палатке и снующих повсюду жучков-паучков.

                                                                            Ночь в гамаках

Палаточный лагерь на Оке

Пяти часов сна хватило с верхом, чтобы восстановиться! Когда я вышла из палатки, некоторые из участников уже проснулись и даже успели приготовить рис с морковью, который я полила слабосолёным соевым соусом. Это был самый лучший завтрак! Я съела с аппетитом маленькую тарелочку, и заметила, что во время практик не хочется много спать и есть. В городе мне требуется минимум восемь часов на сон и полкило какого-нибудь блюда, чтобы наесться. Здесь же всё было иначе.

К часу проснулись все. У нас образовалось немного свободного времени перед пассами, и мы со девчонками  пошли по склону. Совсем недалеко от нашего лагеря были руины другого лагеря – детского. Старые деревянные и кирпичные постройки, частично разобранные людьми, частично разрушившиеся от запустения. На одной даже сохранилась табличка «Отряд №3».

Заброшенный пионерский лагерь на Оке

При этом от места не было тяжелых ощущений. Казалось, что это временное запустение и все будет хорошо.

И действительно, дальше начинался частный сектор. В старом высохшем русле Оки владельцы соорудили искусственный прудик, в котором плескались крупные, совсем не искусственные, карпы.



Мы попытались найти то место, откуда было сделано фото, которое красуется на сайте в описании мероприятия, но, пока бродили в зарослях сухой крапивы и репейника, все окончательно проснулись, пришли в себя, позавтракали, и настало время практик. Мы вернулись в наш лагерь.

Для занятий пассами нашлось замечательное место с краю большого поля. Мы делали серию движений, которую проходили на второй ступени по Практикам внимания. У меня как всегда, не оченСтарое русло Окиь получалось войти в ритм. Дима обратил моё внимание на то, что когда я начинаю задумываться о том, как двигаюсь, я начинаю сбиваться. Я всеми силами старалась не думать о последовательности, но мозг по-прежнему брал верх. Даже, несмотря на это, я продолжала делать движения в своём ритме, зная, что когда-нибудь у меня получится делать их должным образом. Движения делаются телом, так как оно может и хочет. Практика с движениями длилась, как мне показалось, очень долго. Кто-то реально вспотел, а мне было просто очень тепло. Как только мы закончили с движениями, инструктора вместе с Катей поехали в магазин, чтобы докупить кое-что из еды и наполнить канистры питьевой водой.

Пока они отсутствовали, все развлекались, кто во что был горазд. Маша ушла делать йогу. Все остальные собрались у костра, рядом с парнем, которого звали Игорь. Он предложил нам всем по очереди вытащить карту из даосской колоды, а потом каждому зачитывал, что эта карта значит. Кто-то вытащил шизофрению. Лариса вытащила карту Пажа огня. Иностранец по имени Фрэнк – карту, которая означала «ничто». А я долго перебирала и в итоге вытащила невинность. Мне понравилось то, что зачитал Игорь. Конкретного запроса у меня не было, как и у всех, судя по всему. Так что каждый из нас вытащил то, что было на данный момент. Мы беседовали с Игорем, попутно подъедали виноград. Лёня любезно держал тарелку с виноградом возле меня и подносил её поближе каждый раз, как я порывалась оторвать очередную виноградину. Время прошло интересно.

Вскоре с добычей вернулись наши инструкторы. Мы разгрузили канистры с водой и пакеты с продуктами из машины, а следом начался этап подготовки гамаков для ночной практики. Предстояло разобраться не только с тем, где их лучше повесить, но и как вешать. У гамаков была своя особенность, которую мы все подправляли, чтобы не вывалиться из них. Прежде чем вешать свой гамак, я изучила все сложности, которые возникали у тех, кто начал их вешать раньше меня, а пока я подбирала наиболее комфортное место для его размещения. Я осмотрела местность. Мне оставался не такой уж большой выбор, где можно было повесить свой гамак. Вешать его на деревьях напротив открытого поля мне совсем не хотелось.

Деревня Макаровка на Оке

Как на ладони, - подумала я, когда прикинула, что если кто-то и будет бродить, то в основном по полю. Мне было комфортнее в гущине деревьев. Идти в сторону заброшенного детского лагеря тоже не было желания. Что-то подсказывало не вешать гамак в низине. Позже Дима подтвердил мои предчувствия. Всякая живность, в том числе и не органическая любит всякого рода заброшенные помещения. Мой взор остановился на группе молодых сосен, стоящих перед полем. Да, поле рядом, но я буду в деревьях. Это место показалось мне привлекательным, и я начала обустраиваться там.



Дима помог подвесить гамак. Остальное я делала сама: подвязывала верёвки, чтобы выровнять его, клала пенку и потихоньку перетаскивала к месту всю тёплую одежду, которая понадобится для того, чтобы утеплиться и чувствовать себя комфортно во время практики. Ко мне присоединилась Маша с одной стороны, а с другой стороны Лёня закрепил гамак за сосну с одного конца, и за электрический столб с другой. Другая наша участница-подруга устроилась на берёзах, правда не смогла избавиться от ощущения, что гСон в гамаках полезенамак висит слишком высоко. На то, чтобы подвесить все гамаки ушло немало времени. Вечерело. Мы собрались перед началом практики у костра. Дима объяснял, на чём именно нужно концентрироваться, когда мы будем в гамаках. Самым главным условием было не спать и не разговаривать, чтобы лучше сконцентрироваться и работать.

Маша очень хотела пройтись со мной до реки перед началом практик, и я моментально собралась и пошла с ней к воде, пока ещё не совсем стемнело.

Дорога была долгая и извилистая. Мы болтали на отвлечённые от практик темы. По дороге нам встретились рыбаки, которые приехали к реке на своей машине. Они не обращали внимания на нас, а мы на них. Просто шли дальше, пока не добрели до песчаного берега Оки.

Ночная Ока

В этом месте река была не слишком широкая. Машу восторгал песчаный пляж, и она сожалела, что сейчас уже не лето, и не получится искупаться. Время шло и долго пробыть там не получилось. Мы постояли минут десять, наслаждаясь пейзажем, а затем выдвинулись назад в наш лагерь, в основном ориентируясь уже на стук барабанов.

Когда мы пришли в наш лагерь, Лариса заметила, что небо цвета Рейки и сказала, что было бы неплохо эти цвета запечатлеть. Я расценила это как руководство к действию. Взяла свой фотоаппарат и пошла фотографировать небо, а заодно сделала и пару фото леса рядом с местом, где висели наши с Машей гамаки.

Прекрасный закат на Оке

Окончательно стемнело. Я закончила с подготовкой гамака и сказала инструкторам, что иду к месту, чтобы начать практиковать. Маша пошла следом за мной. Перед тем, как окончательно улечься, мы с ней немного поговорили, пошутили, а затем я помогла Маше расположиться в гамаке. После этого я сама забралась в свой гамак и в спальник, и практика началась. Больше мы не проронили ни слова. Я закуталась в спальник и лежала. Руки мои нагрелись и горели огнём несмотря на то, что вечером уже прохладно. Моё тело сработало странным образом. Кончик языка сам примкнул к верхнему нёбу, и в тот же момент во рту растеклось тепло, приятное онемение, которое парализовало речь, но мне было приятно молчать. Я лежала в гамаке и смотрела на звёздное небо. Интерес вызывала мысль, придут ли к нам этой ночью сущности ночи? Мне ничего не нужно было от них. Зная соглашения, по которым они живут, я ни за что не стала бы у них ничего просить, потому что у меня нет ни малейшего желания платить такую цену. А вот познакомиться мне бНочевка в гамакахыло интересно. Я подумала: если им интересно, и они приходят, чтобы посмотреть на нас, почему я не могу испытывать тот же интерес? Главным моим намерением на этом ретрите было обретение достаточного количества силы и открытие способностей, которые помогут мне реализовать моё намерение быть с любимым человеком и помочь ему. Я лежала в гамаке и разговаривала с ветром, который на самом деле им не являлся. К нам уже пришли. Они пришли со стороны поля, как я и знала. Поигрывая кронами молодых сосен, на которых висели наши гамаки, они кружились вокруг нас. Дыхание захватывало, и было совсем не страшно. Карельские часто любят попугать, а эти были гораздо дружелюбнее, скорее даже, потому что я говорила с ними от сердца, а тех  просто боялась. К тому же я была не одна. Рядом находились люди. Доносился чей-то заливистый хохот, который всё ещё был у костра и о чём-то шутил с Женей и ещё кем-то. Временами меня раздражали громкие разговоры и смех, доносившийся от костра. Моему разуму упорно казалось, что это лишь мешает практике. На Практиках внимания мы делали упражнения с концентрацией, а инструктор специально нам мешал, шумел, говорил. Этот навык концентрации в любых условиях помог мне справиться и сейчас. Как говорится, никогда не бывает идеальных условий.

Кроны деревьев завихрялись от мощного потока воздуха. Я знала, что это был не ветер. Иначе, почему он гуляет только в тех деревьях, где лежим мы? Рядом были ещё деревья, но они стояли неподвижно, и лишь наш островок деревьев расшатывался, словно от ураганного ветра. А я не боялась. Смотрела на небо и мысленно говорила с хозяевами места, которые пришли к нам познакомиться, посылая им любовь и благодарность за такую чудесную возможность быть здесь и практиковать. Я заметила, что с противоположной стороны дороги из леса доносился стук по дереву. Этот звук мне знаком ещё с Карелии. Теперь я знаю, что это тоже проявление другой формы жизни. Вместе со стуком доносились отзвуки горлового пения. Я сначала подумала, что возможно, это Дима, но он к этому времени уже был в своём гамаке справа от нас, ближе к низине, а звук нёсся с совершенно другой стороны, из лесополосы, напротив которой стояли наши машины. Неожиданно я услышала шаги позади своего гамака. Отчётливо шелестела листва. Шаги были очень похожи на Димины, но было странно, что, дойдя до определённого места, они затихли. Если бы это был человек, логично, что он должен был или пойти дальше, или развернуться и пойти назад, но шаги затихли и больше не возобновлялись. Я и не думала пугаться. Мне было дико интересно, что это было. Следом за этим странным наблюдением я ощутила, как кто-то щупает низ моего гамака, не то, проверяя, удобно ли я лежу, не то, интересуясь самой конструкцией. Я лишь отметила это про себя и продолжала лежать, как ни в чем ни бывало.

Через совсем небольшой промежуток времени к нашим гамакам подошёл Дима. Когда он подходил, я его видела и слышала шаги. Они были точь-в-точь такие же, как те шаги, которые я слышала позади себя. Он почему-то прервал нашу практику разговором. Пришлось отвечать на его вопросы, удобно ли нам здесь и как мы тут, собственно, поживаем. Я рассказала ему обо всём, что заметила.

Практика была прервана, но меня не покидало ощущение, что того, что я увидела и испытала, уже было достаточно.

Мы с Машей встали с гамаков и пошли к костру попить чаю и перекусить, чтобы потом вернуться и продолжить.
Готовка чая в походных условиях

Женя угостила меня шоколадкой и чаем. Посидев немного у костра, мы с Машей снова отправились в свои гамаки, но конечно всё уже было не так. Звёздное небо заволокло плотными облаками. В гамаке стало холодно, несмотря на тёплую одежду и спальник, рассчитанный на температуру -7. Я ещё пыталась что-то уловить, но уже ничего не было. Кроны деревьев молчали. Наступила глухая ночь. Пролежав так в гамаке ещё часа с два, я попыталась уснуть в нём, но дискомфорт от холода не позволял мне даже просто лежать. Я приняла решение пойти в палатку. Мне показалось, что Маша спит, и я не стала её окликать, чтобы позвать с собой. Собрав все вещи из гамака, я перебазировалась в палатку, где надеялась немного вздремнуть, но не тут-то было! Я надела на себя все вещи, которые взяла с собой, надела перчатки на руки, полностью запаковалась в спальник. Я ёрзала по палатке, пытаясь найти такое положение тела, в котором согреюсь и смогу уснуть, но всё было тщетно. Было очень холодно, и я не смогла уснуть. Тогда я плюнула на затею со сном, обулась и вышла из палатки, чтобы погреться у костра. Меня всю колотило мелкой дрожью. Женя снова налила мне чаю и угостила шоколадкой. Небо посерело, предвещая скорое начало восхода солнца. На часах было восемь часов утра.

Мир новых возможностей

Гостьи Стаса, похоже, и не спали вовсе. Женя орудовала у костра. Я сидела, греясь, пила чай. Чуть позже встала Лариса и угостила меня очень вкусными кексами. Я поймала себя на мысли, что почти ничего не ела. Гречку с мясом есть совсем не хотелось. Взяв со стола что-то более приемлемое для себя, этим и позавтракала.

Чем больше рассветало, тем больше народу выходило из палаток. Замёрзла не только я одна, как выяснилось. И хотя действительно похолодало, инструктор напомнил, что если начинаешь мёрзнуть после этой практики, т.е. идет как бы нехватка энергии, следует обратить внимание на места, которые мёрзнут. Именно там есть застои энергии. Удерживая внимание на этих местах, можно заметить, что холод прекращается и по телу разливается жар. Энергия перемещается туда, где она нужна, оттуда, где она застаивалась.

Когда у костра собрались почти все, началось обсуждение того, что каждый из нас испытал. Лариса рассказывала, что визуализировала костёр под своим гамаком, а её соседка этот костёр увидела. Я рассказала о своём опыте и обо всём, что заметила. Многие поделились своими открытиями. Кто-то увидел строение с колоннами, как усадьба, так явно, как будто бы он там был действительно. Дима сказал, что на том месте когда-то действительно была усадьба, снесённая примерно 1936 году. Все получили интересный опыт. У меня не возникло ни грамма сомнений, что практика прошла именно так, как нужно.

После завтрака было немного слепого времени. Не так много, как планировалось, но желающие походили по округе. Среди их числа была и я. Мне показалось, что практики были не такими интенсивными, как мне того хотелось бы. Привыкнув работать в режиме карельских семинаров, я ожидала столько же действий и такую же насыщенность и динамику. Сейчас же были люди разные по опыту, и практика подстраивалась под группу. Я не стала расстраиваться, поняв для себя, что сейчас мне достаточно того, что я получила. В любом случае каждый вынес из этого ретрита ровно столько, сколько смог взять – ни больше, ни меньше, на свой максимум.

Оставалось ещё совсем немного времени до отъезда назад, и нас вновь ждала поляна и цигун со Стасом. В процессе я снова куда-то сдвинулась и видела разные миры и незнакомые лица людей. Это было очень интересно для меня, потому что обычно я такого не видела. Когда мы закончили упражнения, обнаружилось, что образы и миры видела не я одна. Разумеется, моя подруга тоже видела что-то из этой серии, другие делились своими ощущениями и впечатлениями.

Пора было собираться. Палатки предстояло собрать как можно быстрее. Кому-то нужно было пораньше вернуться в город перед началом рабочей недели. Гостьи Стаса уехали на первой же выдвинувшейся в сторону Москвы машине. Жене нужно было спешить на самолёт. Мы как всегда, собрали за собой весь мусор, остатки продуктов, сложили все вещи и гамаки, распределили, кто на какой машине едет, чтобы всем хватило места. На прощание мы все поблагодарили место за его гостеприимность, и, после финального коллективного фото, тронулись в путь.

Странное ощущение посетило меня, когда мы выехали с просёлочной дороги на трассу Дон. Вроде бы это была та же дорога, но не совсем. Что-то было по-другому. Временами накатывали интересные и захватывающие дух состояния. Я ехала на машине, смотрела вперёд и по сторонам, и понимала, что это другой мир. Вроде тот же, но изменившийся. И я вроде та же, но немного другая. Я ловила в воздухе что-то, что было очень трудно интерпретировать в слова. Если попытаться как-то выразить то, что я ощущала, то это звучало бы как, «…теперь всё будет складываться, так как мне надо, я смогу эффективнее действовать и творить свою реальность…». На секунду я провалилась в сновиденное состояние, и в голове зазвучал слоган, будто из реально существующей рекламы, которую я будто бы уже успела забыть. И слоган этот гласил, что я возвращаюсь в «мир новых возможностей». Потом я вспомнила, что это были строки из песни Стаса про 2012 год.

Моника Карденас
19-21 октября 2012 г.

© СВОБОДА ПУТЕШЕСТВИЙ